Герб Шадринска
Шадринск, Зауралье, История края
ООО " Дельта Технология"
пресс-формы изготовление пресс-форм. литьевые формы. ПЭТ формы.
Модельные комплекты. Стержневые ящики. Кокиля. Формы для литья по выжигаемым, выплавляемым моделям.
<<Предыдущая страница Оглавление книги Следующая страница>>

Эхо далеких выстрелов

Ранней весной 1912 года огромную Россию всколыхнули залпы с реки Бодайбо. Около пятисот рабочих было убито и ранено на берегу этой сибирской реки, и это болью отозвалось в сердцах многих честных людей.

Выстрелы в таежном краю сильно взволновали крестьян Шадринского уезда, так как многие шадринцы работали на Ленских золотых приисках. Да, нужда гнала их за тысячи километров от родимых селений. И знали, что там не мед а каторга, особенно в подземных галереях, но, делать нечего, ехали...

«Золотоносный пласт,— рассказывали очевидцы,— этих приисков не очень широк, штольни низки, а в местах добычи золотоносного песка сплошь и рядом приходится как работать, так и вывозить тачку на коленях»1.

Отсутствие охраны труда, антисанитария ухудшали и без того невыносимые условия работы. Вода, просачиваясь сквозь глиняные стены забоев, собиралась в лужи, поэтому рабочие, находясь всю длинную смену в воде, неизменно получали вдобавок ко всем лишениям еще и ревматизм, а золотопромышленники и не думали откачивать воды из шахт.

Вот об этих условиях труда и рассказывали К. Д. Носилову рабочие, бежавшие с приисков незадолго до Ленского расстрела. Писатель знал, что творится на Лене и из других источников, так как на дачу, где он жил, постоянно приходили бедняки, особенно во времена народных бедствий. Вот письмо с Лены, от одного крестьянина своей семье, его довелось прочитать Носилову:

«Дай бог выбраться к весенней работе домой с этих приисков. Работал всю зиму, а заработка не хватит, пожалуй, на дорогу. Против прежних лет дело совсем стало плохо — притесняют без всякого сожаления»2.

И вот когда разразилась трагедия на Лене, когда родственники тех, кто там находился, стали беспрестанно ходить к Носилову с просьбой телеграфировать, живы ли их родные, Константин Дмитриевич вместе с народом переживал эту трагедию. Он возмущался тем, что от приискового начальства нет уведомлений родственникам о судьбе их близких. И вот писатель садится за рабочий стол, пишет статью «К событиям на Ленских приисках».

«В Шадринском уезде,— говорилось в статье,— получено уже несколько телеграмм из Бодайбо от рабочих, извещающих своих родных и знакомых то о смерти товарищей, то о раненых.

Так как на Ленских приисках давно уже работают крестьяне Шадринского уезда, а в прошлую осень туда отправилось их еще больше в поисках заработка по случаю полного недорода хлеба3, то можно представить себе, какой переполох произвели эти телеграммы, извещающие о целом сражении там. Матери и жены — в слезах, отцы — в унынии, родные — в горе, и все хотят узнать, живы ли их родные и знакомые, потому что до настоящего времени товарищество Ленских приисков не позаботилось о том, чтобы от конторы своей известить о смерти рабочих, не опубликовало списка, из которого было бы можно узнать, кто жив и кто погиб. И даже на телеграфные запросы бедных отцов и матерей к товариществу с просьбой известить, живы ли те и другие, с оплаченным ответом, товарищество, видимо, находит излишним отвечать.

Это уже что-то чрезмерно безобразное со стороны товарищества, целые десятки лет пользующегося рабочими здешнего уезда»4.

Журналист далее говорит, что поразивший Западную Сибирь голод 1911 года погнал на заработки, в том числе и на прииски, десятки тысяч крестьян, которые соглашались работать на любых условиях. Но компания золотопромышленников заключала договоры с рабочими еще летом 1911 года, не предвидя наплыв дешевой рабочей силы.

И вот когда народ повалил на Лену, то золотопромышленники, видя в этом залог небывалых прибылей, захотели во что бы то ни стало избавиться от «дорогих» для них рабочих, поэтому создавали такие условия, что те рады были бежать с приисков, в лучшем случае едва зарабатывали на билет.

Как справедливо заметил К. Д. Носилов, «была биржевая игра на голод».

Этот взволнованный материал был напечатан в одной широко читаемой газете 24 апреля 1912 года, то есть ровно через двадцать дней после кровавого побоища, он доносит тревожное дыхание того предгрозового времени.

Статья явилась посильным вкладом журналиста в широкий общественный протест, возникший в защиту прав трудового народа России после этих событий.

В местных газетах прошлых лет встречались воспоминания бывших участников событий на Ленских золотых приисках, и в них люди рассказывали, что им пришлось пережить в те далекие времена. В государственном архиве находится фотография кладбища, где похоронены жертвы Ленского расстрела. Да, это целое кладбище, и на некоторых крестах-памятниках можно прочитать, что здесь покоится прах выходцев из Шадринского уезда...

1 К. Д. Носилов. К событиям на Ленских приисках.— Новое время, 1912, 24 апреля.

2 Там же.

3 В 1911 г. на территории Пермской и других губерний России была сильная засуха, вследствие чего хлеба и травы зачахли на корню.

4 К. Носилов. Указ. соч.