Герб Шадринска
Шадринск, Зауралье, История края
ООО " Дельта Технология"
пресс-формы изготовление пресс-форм. литьевые формы. ПЭТ формы.
Модельные комплекты. Стержневые ящики. Кокиля. Формы для литья по выжигаемым, выплавляемым моделям.
<<Предыдущая страница Оглавление книги Следующая страница>>

Из уст Бунакова

 

Изучая историю города, я убедился, что, чем больше людей увлечено его прошлым, тем легче и плодотворнее работается. Друзья-краеведы обязательно поделятся с тобой интересными находками, а подчас и неожиданными соображениями по неразработанному еще вопросу. И вот это чувство локтя, чувство краеведческого коллективизма стимулирует поисковую работу, делает ее значимой.

Так, научные сотрудники городского музея В. А. Наумова и А. Н. Пролубников не раз удивляли меня неожиданными фактами из местной истории. Однажды они сообщили, что известный русский педагог Бунаков в восьмидесятых годах XIX столетия проводил в Шадринске не то курсы, не то съезд учителей. И это было толчком к поиску материалов о пребывании Бунакова в зауральском городе.

И вот в руках у меня оказался исчерпывающий материал под заголовком «Съезд в г. Шадринске учителей и учительниц начальных народных школ Шадринского уезда Пермской губернии, под руководством Николая Федоровича Бунакова в июле месяце 1883 года». Это, в сущности, протоколы съезда, сохранившиеся в делах Шадринской уездной земской управы.

А теперь несколько слов о герое поиска.

Видный русский педагог и методист по обучению родному языку, последователь К. Д. Ушинского — Н. Ф. Бунаков (1837—1904) был известен в России как руководитель летних курсов-съездов учителей. А его учебники для начальной школы и методические пособия знал каждый учитель, даже в захолустье.

Пользуясь широкой известностью и признанием, ученый, однако, не стремился на университетские кафедры, а скромно жил в селе Петине Воронежской губернии. Но его натура общественника ярко проявилась и здесь. Он открыл школы для детей и крестьян, народную библиотеку, организовал самодеятельный театр и народные чтения с показом диафильмов.

Как и следовало ожидать, такие популярные мероприятия для крестьян пришлись не по нраву царскому правительству, и в 1902 году министр внутренних дел Плеве запретил Н. Ф. Бунакову общественную деятельность, ученый-просветитель был сослан и отдан под надзор полиции1.

После смерти Николая Федоровича вышли его мемуары «Как я стал и как перестал быть «учителем учителей» и «Моя жизнь в связи с общерусской жизнью, преимущественно провинциальной». Труды Н. Ф. Бунакова хорошо известны в советской педагогике. В 1953 году в Москве были изданы его «Избранные педагогические сочинения»...

Итак, 1 июля 1883 года в здании уездной земской управы состоялось открытие курсов-съезда. Во вступительной речи Бунаков подчеркнул, что основная идея курсов — идея воспитывающегося обучения, а также пожелал, чтобы занятия прошли в непринужденной, товарищеской атмосфере.

Характерно, что уже на второй день занятий курсисты заслушали доклад о материальном обеспечении учителей, а в нем говорилось об их гнетущей бедности. В особенно тяжелом положении находились семейные учителя: пенсий не платили, а если умирал глава семьи, то жена и дети становились нищими.

В некоторых сообщениях с мест рассказывалось о положении сельских школ. Учитель Ситников из с. Бугаевского2 рассказывал, что школа размещается всего на 36 квадратных метрах, что зимой приходится заниматься в меховых пальто, чернила застывают, а весной в помещении духота и сырость.

5 июля Н. Ф. Бунаков дал открытые уроки. Причем в одном классе сразу занимались дети трех возрастов, и это было сделано специально, так как учащихся в сельских школах зачастую было мало. «Учитель учителей» наглядно показывал, как продуктивнее вести занятия с совмещенными классами.

На практических и совещательных занятиях, на лекциях Николай Федорович стремился привить наглядность в обучении, подчеркивал значение самостоятельности и самодеятельности учащихся в процессе обучения.

Говоря о методике обучения, он заметил, что учитель должен идти от частного к общему, от предметного к словесному. «Умственное развитие человека,— говорил Бунаков,— представляет лестницу, по которой нельзя подниматься, шагая через ступень».

Интересно его замечание о том, что умственное развитие школьника, расширение кругозора неразрывно связано с обогащением и развитием его лексики. Ведь какой бы предмет учитель ни вел, он вместе с ним преподает и родной язык.

Николай Федорович внушал шадринским коллегам, что урок — это творческий процесс и к нему надо готовиться тщательным образом. Необходимо, говорил он, чтобы содержание записывалось в план, тогда урок приобретет стройность и полноту...

Теперь такие требования кажутся элементарными, но ведь в то время школа только искала пути и методы работы, поэтому указания и советы Бунакова очень ценились.

Обращают на себя внимание программы по изучению родного края, составленные руководителем курсов. Ребенок изучает населенный пункт, где живет, и окрестности. При этом через призму родного края он познает основы наук. Это хорошо отражается на освоении материала, так как он подается на конкретных примерах, в связи с повседневной жизнью подростка.

В прениях по докладу о школьной дисциплине чувствуется гуманное отношение руководителя курсов и учителей к своим подопечным. Например, в вопросе о наказаниях съезд склонился к применению моральных, но не физических наказаний, потому что последние к желаемым результатам не приводят.

Во время обсуждения докладов и показательных уроков Бунаков внимательно слушал, а в спорных вопросах не навязывал своего мнения. Его выступления были аргументированы, он приводил примеры из практики учителей других городов и уездов России. Ведь кроме Шадринска он руководил учительскими съездами в Москве и Петербурге, Херсоне, Великих Луках, Нижнем Тагиле, Костроме, Пскове, Ирбите. Выступления Бунакова помогали учителям четче ориентироваться в вопросах педагогического труда, творчески его осмысливать.

В своих мемуарах Николай Федорович говорит о том, что школьное дело на Урале, в том числе и в Шадринском уезде, ведется хорошо, здесь «много своеобразного и симпатичного», чувствуется «уважение к личности народного учителя». Отсутствие в земских учреждениях дворянского элемента с его неизбежными барскими традициями благотворно сказалось на врачебном и школьном деле: оно «поставлено практично, своеобразно и прочно».

«Едва ли где учительство,— писал Н. Ф. Бунаков,— работающее в народной школе, когда-нибудь было поставлено так самостоятельно, как в Пермской губернии, по крайней мере,— в уездах Ирбитском и Шадринском».

Кстати, с местным учительством связи у Николая Федоровича были тесными: брат ученого Андрей Федорович Бунаков работал учителем в школе села Кабанье Шадринского уезда.

Контакты учителей со своим руководителем продолжались и после занятий, в частности, на квартире учительницы Августы Михайловны Буториной, выпускницы Екатеринбургской женской гимназии. Это учебное заведение давало народным школам Урала первоклассных учителей, воспитанных на традициях шестидесятых годов. Августа Михайловна родилась в богатой семье и после окончания гимназии, вопреки родительской воле, вместе с сестрой Елизаветой, стала народной учительницей. Запомнилось ее активное участие в съезде. Коллеги прислушивались к ее мнениям — «всегда дельным, обдуманным и последовательным». А. М. Буторина отдавалась школе, забывая о себе,— напряженный беспрерывный труд окончился печально.

Во время съезда поднимался вопрос об организации педагогического музея в Шадринске, в котором была бы сосредоточена необходимая литература и наглядные пособия. Музей мыслился как научно-методический центр уезда. За организацию музея выступил известный тогда деятель культуры города, член уральского общества любителей естествознания, учитель М. Г. Визгин.

Действительно, педагогический музей был открыт и в связи со столетием А. С. Пушкина ему присвоили имя поэта. Хотя для музея нашли помещение в одном из городских училищ и было собрано довольно много наглядных пособий, литературы, но он влачил жалкое существование. В 1918 году его экспонаты. были переданы Шадринскому научному хранилищу. А в фондах городского музея до сих пор хранятся гербарии со штампом педагогического музея.

Факт рождения педагогического музея имени А. С. Пушкина весьма отраден. Он говорит о высоких помыслах шадринских учителей той далекой поры.

Курсы-съезд учителей Шадринского уезда под руководством выдающегося педагога Николая Федоровича Бунакова были большим культурным событием в Зауралье, они способствовали развитию просвещения в нашем крае.

1 Аналогичные примеры были и в Шадринске. Так, в 1907 г. сюда за просветительскую деятельность в Ирбитском уезде был сослан врач В. И. Хламов — соученик изобретателя радио А. С. Попова и писателя К. Д. Носилова по Пермской семинарии.

2 Теперь с. Бугаевское в Катайском районе Курганской области.