Герб Шадринска
Шадринск, Зауралье, История края
ООО " Дельта Технология"
пресс-формы изготовление пресс-форм. литьевые формы. ПЭТ формы.
Модельные комплекты. Стержневые ящики. Кокиля. Формы для литья по выжигаемым, выплавляемым моделям.
<<Предыдущая страница Оглавление книги Следующая страница>>

Ученик Бутлерова. Михаил Визгин.

 

По роду службы архивистам приходится просматривать тысячи дел с историческими документами. При этом наиболее интересные документы «берутся» на карточки, в которые записывается краткое содержание документа, и карточки попадают в систематический каталог, рассчитанный «на все случаи жизни».

Например, вас интересует история развития пчеловодства в крае. По этой теме в каталоге уже набралось до сотни карточек. А они информируют не только о содержании документа, но и о дате его возникновения, а главное — в каком деле и какого фонда хранится документ.

Однажды, просматривая документы, я прочитал отчет преподавателя городского училища Михаила Григорьевича Визгина о его поездке в Москву, на Всероссийскую промышленно-художественную выставку, на которой был богатым и сельскохозяйственный отдел. Михаила Григорьевича интересовали педагогические вопросы, и наверное, в соответствующем отделе выставки он почерпнул немало, однако приехал из Москвы ярым поклонником... пчеловодства. Ведь на выставке учитель из Шадринска слушал лекции академика Бутлерова о пчеловодстве и его заманчивых перспективах.

Михаил Визгин родился в семье инспектора народных училищ, в Перми, там же окончил гимназию, а до приезда в Шадринск успел поработать в школах Соликамска и Кунгура. Кроме того, учился в Оренбургском учительском институте1.

Это был одержимый педагог, для которого работа с детьми была в радость. Чувствуя, что школьных занятий для развития учащихся маловато, М. Г. Визгин проводил большую, как бы теперь сказали, внеклассную работу. Он читал с ребятами рассказы и повести И. С. Тургенева, Н. Г. Помяловского, увлекая их сценическими постановками и устройством физического кабинета в училище. У себя дома он оборудовал для ребят биллиардную комнату и крокетный корт. Здесь же составлялись планы экскурсий в Приисетье, отсюда юные туристы отправлялись в длительные походы по Уралу. Они побывали на Каменском чугуноплавильном и литейном заводе, в музее горных сокровищ Уральского общества любителей естествознания, на гранильной фабрике и судоверфи в Перми.

Горожане нередко видели учителя с ружьем и предполагали, что он — страстный охотник, но его привлекали не только косачи да утки, а в большей степени просто прогулки на благодатную природу.

Итак, в июле 1882 года Михаил Визгин слушал лекции А. М. Бутлерова о пчеловодстве. А в то время академик был уже известным пчеловодом и настойчиво пропагандировал эту ценную отрасль сельского хозяйства.

«Живое слово профессора,— вспоминал М. Г. Визгин,— дышало самой искренней любовью к пчеле».

Видимо, на выставке было создано что-то вроде пасеки, на которой экспонировались ульи разных систем. Академик подробно рассказывал и показывал, как ухаживать за пчелами, объяснял назначение пасечных принадлежностей. Лекции произвели на Михаила Григорьевича такое огромное впечатление, что он решил посвятить себя пчеловодству и своими мыслями поделился с А. М. Бутлеровым. Академик горячо одобрил идею, но строго предупредил, что пчеловодством может заниматься лишь тот, кто досконально изучит жизнь пчелы. Он тут же подарил Михаилу Григорьевичу свою популярную книгу «Пчела, ее жизнь и главные правила толкового пчеловодства», а также сочинение немецкого пчеловода Бер-лейша; посоветовал читать и другие издания.

Окрыленный советами, учитель вернулся в Шад-ринск. Более двух лет он изучал специальную литературу, собирал сведения о пчеловодстве в Шадринском, Екатеринбургском и Челябинском уездах.

Оказалось, что пчел в Шадринском уезде уже пытались разводить, но безуспешно. Старожилы рассказывали, что крестьяне, переселявшиеся в Зауралье из Европейской части России, завозили сюда пчел, но они не приживались. Переселенцы объясняли это весьма наивно, будто пчелы улетали обратно в родные места. На самом деле за ними не было надлежащего ухода, и они быстро гибли в новых климатических условиях.

Несмотря на мнение, что пчел здесь развести невозможно, Михаил Григорьевич не отступил от своего решения. И он еще раз обратился к Александру Михайловичу Бутлерову, просил у него конкретных указаний по устройству пасеки. Академик посоветовал выписать через Русское вольно-экономическое общество кавказских пчельных маток и ульи Гравенгорста. Не теряя времени, Визгин отослал Бутлерову 25 рублей, а к июлю 1886 года ульи и пчелы уже были в Шадринске. К сожалению, А. М. Бутлеров в том году скончался, и Михаил Григорьевич лишился научного руководителя.

Летом 1888 года на пасеке стояло уже шесть ульев, которые дали три роя, а осенью пчеловод взял более двух пудов меду, что было хорошим уроком скептикам2.

— Пчеловодство здесь возможно,— говорил М. Г. Визгин,— это подтверждается двухлетним опытом и мнением известных русских пчеловодов, к которым я обращался с этим вопросом, описывая местность Шадринского уезда и его флору. Все пчеловоды, в том числе и А. М. Бутлеров, не выразили даже сомнения в возможности здесь пчеловодства3.

В 1891 году, видя успехи пчеловодства в Шадринске, городская дума отдала в бесплатное пользование пчеловоду большой участок в пойме Исети, на окраине города, для питомника медоносных растений4.

Но еще раньше, в «Записке о пчеловодстве за 1889 год» Михаил Григорьевич докладывал земскому собранию, что «зимовка пчел ныне должна быть более хорошей, потому что пчелы составлены в прекрасно устроенный омшаник на 120 ульев. В питомнике медоносных растений ныне посажено около тысячи лип, до 200 кустов малины, по 50 кустов крыжовнику и барбарису, 32 яблони, 20 кустов ежевики, немного орешнику, достаточно смородины, жимолости, таволги и проч. Сеял для пробы в небольшом количестве фацелию, белый клевер, бораг, синяк и другие медоносные травы. Из них лучше всего удается фацелия, она ужасно вынослива и замечательно медоносна даже в жары»5.

Как видно, пчеловод с большой перспективой развернул свою деятельность. С его легкой руки успешно стало развиваться пчеловодство в городе и уезде. В 1899 году он организовал курсы пчеловодов, которые прослушали 11 человек. Как преподаватель городского училища Визгин ввел в школьную программу специальный курс пчеловодства. К нему приезжали учиться жители Шадринского и Челябинского уездов.

О том, что пчеловодство прочно вошло в сферу крестьянского хозяйства в уезде, говорит следующая справка. На 1 мая 1915 года в Шадринске зарегистрировано 102 пасеки с 637 ульями6. И в этом большая заслуга М. Г. Визгина — ученика и последователя академика А. М. Бутлерова в этой области.

В конце шестидесятых годов мне пришлось побывать на усадьбе, где жил пчеловод. Здесь в то время еще стоял старинный обветшалый дом ученого. Сад находился в полном запустении. Впрочем, на усадьбе уже возвели двухэтажный корпус детского сада.

Запомнились поржавевшие приборы давно не работавшей метеорологической станции со скрипучим флюгером. Когда-то хозяин дома занимался метеорологическими наблюдениями и был произведен в корреспонденты Главной физической обсерватории Академии наук. Станция, основанная М. Г. Визгиным, работала многие годы и при Советской власти, но потом ее перенесли на правый берег Исети, в поселок Осеево.

Дочь М. Г. Визгина, Тамара Михайловна, встретила меня приветливо. В те дни я готовил статью для местной газеты о деятельности ее отца и мне нужна была его фотография. Тамара Михайловна показала большой семейный альбом и дала небольшую фотографию Михаила Григорьевича.

С большим вниманием рассматривал я фотографию. Продолговатое, с высоким лбом лицо, нос с горбинкой. Волосы зачесаны назад, усы и бородка. В одухотворенном облике чувствовался цельный и напористый характер. Взгляд с грустинкой: потеря приемного сына, к которому Визгин был очень привязан, оставила тяжелый след во всей последующей жизни.

1 Сведения о жизни и деятельности М. Г. Визги на взяты из его биографии, написанной И. Ф. Меденниковым.— ШФ ГАКО, ф. 683, оп. 1, д. 139, л. 22—23.

2 М. Г. Визгин. Записка о пчеловодстве, его выгодности и средствах к развитию этой отрасли сельского хозяйства в Шадринском уезде.— Журналы XIX очередного Шадринского уездного земского собрания и доклады управы. Т. 3. Екатеринбург, 1889, с. 133—150.

3 Там же, с. 137.

4 ШФ ГАКО, ф. 473, оп. 1, д. 953, 2. об., 3—4.

5 Журналы XX уездного земского собрания. Шадринск, 1889, с. 220.

6 Календарь-справочник Шадринского земства на 1916 год. Издание Шадринского земства, 1916, с. 179.