Герб Шадринска
Шадринск, Зауралье, История края
ООО " Дельта Технология"
пресс-формы изготовление пресс-форм. литьевые формы. ПЭТ формы.
Модельные комплекты. Стержневые ящики. Кокиля. Формы для литья по выжигаемым, выплавляемым моделям.
<<Предыдущая страница Оглавление книги Следующая страница>>

У Мичурина. Аркадий Павлович Бирюков.

Как-то в дом № 132 по улице Советской в Шадринске, пришла открытка из США, в которой далекий корреспондент писал, что, прочитав в журнале «Советский Союз»1 о работах селекционера-мичуринца Бирюкова, хотел бы поподробнее ознакомиться с его достижениями, завязать творческие связи... Эта открытка свидетельствует о том, что деятельность шадринского садовода приобрела большую известность, и не только в нашей стране, но и за ее рубежами.

Из всех братьев Бирюковых, с которыми приходилось встречаться, наибольшее впечатление осталось от Владимира Павловича и Аркадия Павловича. Хотя прошло много лет после смерти Аркадия Павловича, а нет-нет да и вспомнится этот скромный человек, который не ленился в свое время отвечать на письма и просьбы садоводов из восьмидесяти областей Советского Союза.

Подобно своему брату Владимиру, он сумел окончить два высших учебных заведения, сдать в преклонном возрасте экзамены на кандидатский минимум, основать крупное плодово-ягодное хозяйство в окрестностях Шадринска, создать изумительную природную жемчужину Зауралья — свой опытно-маточный сад.

Аркадий Павлович был из тех людей, которые ничего не таят за душой, а все свои материальные, духовные, научные и какие угодно накопления готовы отдать обществу, людям. И уж если такие энтузиасты начинают над чем-нибудь работать, что-то создавать, то они обязательно заражают своим делом других, вовлекая их в водоворот своей кипучей деятельности.

Поэтому не удивительно, что занявшись садоводством в Шадринске, Аркадий Павлович нашел сотни, а может, и тысячи сподвижников во многих городах, селах и деревнях. Трудно подсчитать, сколько колхозных и приусадебных садов расцвело благодаря творческой деятельности Аркадия Бирюкова.

Еще в детстве ему посчастливилось побывать в саду крестьянина Гаврилы Овчинникова, и это произвело на впечатлительного Аркашу сильное впечатление. Кусты белой и красной спелой смородины, ярко расцвечивающие сад; дорожки, посыпанные речным песком...2

Ничего подобного мальчик ранее не видел, поэтому чувствовал себя словно в сказке. И он начинает бредить садом. Жизненная дорога определилась довольно четко — разводить сады.

Но пока он посадил одно дерево на пустыре, пришлось много поработать и немало поучиться. После окончания медицинского института и временной работы в районе молодой врач А. П. Бирюков появляется в Шадринске, и верность садоводческой мечте проявилась здесь с первого же шага врачебной деятельности.

Врачебная практика подсказывает ему, что большинство детских заболеваний происходит от недостатка витаминов. А где, как не в овощах, ягодах и особенно фруктах, концентрируются они? И Бирюков задумывается: а нельзя ли выращивать фрукты в Зауралье, на этой благодатной земле. И с первых же шагов ему сопутствует удача.

В ветках беспризорной и на первый взгляд дикой яблони он обнаруживает два великолепных плода, значительно превышающих своими размерами те, что мы привыкли видеть в наших лесах. А по вкусу чувствовалось, что семечки попали сюда с южных широт. Но самым бесценным было то, что плоды, завязавшиеся под суровым небом Зауралья, выжили и созрели3.

Свой сад Аркадии Павлович заложил в апреле 1926 года, и с этого времени начинается его селекционная работа. Но чем больше он сталкивается с вопросами селекции, генетики, тем острее ощущает недостаток знаний. И он подает заявление о приеме его на заочное отделение Московской сельскохозяйственной академии имени Тимирязева, а в 1932 году переводится в Мичуринский плодоовощной институт.

В те годы, наверное, каждый садовод хотя бы мысленно советовался с Иваном Владимировичем Мичуриным, многие писали ему письма, а «отчаянные» приезжали в Козлов и являлись прямо в сад знаменитого ученого. Особое внимание Иван Владимирович уделял садоводам и селекционерам северных, уральских и сибирских областей.

В 1928 году в сборнике «Уральское огородничество и садоводство» было опубликовано письмо Ивана Владимировича садоводам края, в котором он давал практические советы по развитию промышленного садоводства на Урале4. В начале тридцатых годов о великих чудесах, творящихся под Тамбовом, узнал опытник Терентий Мальцев и поехал туда. Молодой колхозник встретил на Тамбовщине радушный прием и, привеченный Мичуриным, гостил в хозяйстве три дня.

— Скоро, очень скоро,— говорил Мичурин Мальцеву,— на Урале и в Сибири зацветут фруктовые сады, и настанет время, когда саженцы плодовых деревьев будут завозить не с юга на север, а наоборот, как более зимостойкие.

Имея на руках большое опытное хозяйство, занимаясь научной и административной работой, Иван Владимирович ценил время и поэтому неохотно встречал тех, кто приезжал к нему ради спортивного интереса. Вот и врач, за каким, извините, шутом притащился за тысячи верст? И Мичурин, ворча, обратился к Бирюкову:

— Что тебя пригнало сюда? Лечил бы себе детишек!

— Иван Владимирович,— ответил Бирюков,— я «заболел» той же болезнью, что и Вы, а приехал сюда подлечиться. Как говорится, чем заболел — тем и лечись. Хочу, чтобы сады цвели и у нас.

— Многие думают,— ответил Мичурин,— что если увезут из Козлова5 саженцы или семена, то садоводство им обеспечено. Нет, брат, шалишь! На одном привозном материале садов не развести, особенно на Урале и в Сибири,— погибнут! А если хочешь иметь устойчивое садоводство — выводи местные сорта.

Этот совет Мичурина стал путеводным и сыграл решающую роль во всей дальнейшей судьбе зауральского садовода.

Ко времени встречи в мичуринском саду на Урале уже началась акклиматизация мичуринских сортов. В частности, в города Шадринск, Камышлов и Каменск были завезены сорта яблонь, груш, вишен и ягодников. И не в гостях ли у преобразователя природы родилась бирюковская идея: проследить, как ведут себя мичуринские сорта в зауральских условиях.

Аркадий Павлович описал поведение плодово-ягодных растений, их зимостойкость и к самым морозостойким он отнес мичуринские яблони:.«таежную», «кулон-китайку», «антоновку шафранную», «славянку», «китайку золотую», «боровинку новую», грушу «малгоржатку» и смородину «крандаль».

Результатом наблюдений явилась рукопись «Мичуринские сорта плодово-ягодных культур в Центральном Зауралье», в которой Бирюков приходит к выводу о необходимости «широкого использования мичуринских сортов для гибридизации с местными сортами»6.

С большим интересом прочитав в начале 1935 года труд молодого садовода, Мичурин остался доволен и тут же написал весьма доброжелательный отзыв:

«Работу т. Аркадия Бирюкова «Мичуринские сорта плодово-ягодных культур в Центральном Зауралье» — одобряю. Гибрид «малгоржатки» предлагаю исключить из ассортимента.

С выводами испытания моих сортов и развития плодоводства на Урале — согласен.

Директор Центральной генетической лаборатории И. Мичурин»7.

Иван Владимирович встречался с А. П. Бирюковым и его коллегами в день окончания ими плодоовощного института. Мичурин очень радовался первому выпуску и после задушевной беседы, чтобы чем-то отметить этот праздничный День, неожиданно предложил:

— Давайте сфотографируемся! С вами я с удовольствием снимусь!

На этом снимке Иван Владимирович в шляпе и белом парусиновом костюме. У него, по всему видно, хорошее настроение, располагающее, приветливое лицо. Аркадий Бирюков рядом с ним...

Вернувшись из Мичуринска в 1932 году, энтузиаст заложил в окрестностях Шадринска промышленный сад, который стал плодово-ягодным опорным пунктом Уральской зональной опытной станции. А уже через четыре года, опорный пункт, где А. П. Бирюков работал научным руководителем, подготовил к реализации 35 тысяч саженцев яблони и несколько десятков тысяч ягодников смородины, земляники и малины. Это позволило заложить сады в зауральских колхозах на площади в 25 гектаров.

В это же время Бирюков готовил кадры колхозных садоводов, пропагандировал садоводство в печати, через выставки и экскурсии в свой приусадебный сад. И было здесь чему поучиться! Виноград, персики, груши, абрикосы, лимоны, сливы. Только яблонь насчитывалось более 70 сортов.

Опытная работа селекционера прервалась в годы Великой Отечественной войны. Но даже в должности военного врача в Забайкалье, Бирюков и там, в районе вечной мерзлоты, заложил сад около здания госпиталя. После войны Аркадий Павлович полностью отдался любимому делу. О нем снова много пишут, статьи о шадринском «волшебнике» появляются в центральных газетах, журналах и книгах. Обширна и личная почта Бирюкова. Идут письма из Иркутска, Читы, Новосибирска, Томска, Алма-Аты, Караганды, Тюмени, Смоленска, Белгорода, Куйбышева, Ульяновска, Оренбурга. С ним советуются ученые из научно-исследовательских институтов, ботанических садов, опытных станций.

А он, отвечая на многочисленные вопросы, отсылает саженцы, черенки и семена. Всего из маточно-селекционного сада Бирюкова было разослано более 50 тысяч саженцев, 62 тысячи черенков и 15 тысяч семян плодово-ягодных растений.

А теперь предоставим слово очевидцу, написавшему о чудо-саде уже в послевоенные годы: «Чего только нет в этом саду! Вот винограды, вьющиеся по высоким стволам деревьев и зимующие на них. Грецкий орех с широко раскинувшимся шатром громадных листьев. Вот американская смородина «крандаль» с фиолетовыми плодами, японская вишня с ягодами оранжевого цвета, красная виргинская черемуха, дальневосточная актинидия. Тут же можно видеть карликовые яблони, привитые на парадиске, черную американскую малину, ежевику и другие растения»8.

Академик М. А. Лисавенко писал в 1950 году, что Бирюков вывел около 40 сортов яблони, сливы, вишни, винограда и что в Шадринске теперь около тысячи приусадебных садов, обязанных своим рождением этому селекционеру-мичуринцу9.

«Сейчас сорта Бирюкова,— пишет С. С. Берлянд,— известны на Урале, Алтае, в Сибири и на Дальнем Востоке. Шесть его сортов включены в государственный стандарт для широкого распространения. Наибольший интерес представляет сорт яблони, дающей плоды без семян, и карликовая вишня «мечта». Бирюков работает методом скрещивания и отбора»10.

При жизни А. П. Бирюкова его статьи и заметки по садоводству нередко появлялись на страницах местных газет, печатались в журналах «Агробиология», «За мичуринское плодоводство», «Вестник плодово-ягодных культур», «Садоводство» и других изданиях. Он является автором брошюр, выходивших в Челябинске, Свердловске, Шадринске. Большую научно-практическую ценность представляют рукописи Аркадия Павловича, хранящиеся в Шадринском филиале государственного архива Курганской области.

В 1955 году в нашей стране широко отмечалось 100-летие со дня рождения И. В. Мичурина. На юбилейную сессию Всесоюзной Академии сельскохозяйственных наук имени В. И. Ленина в числе наиболее известных садоводов-мичуринцев Советского Союза был приглашен и Аркадий Павлович Бирюков. Решением президиума ВАСХНИЛ несколько советских и зарубежных продолжателей дела великого ученого, в том числе и А. П. Бирюков, были награждены юбилейной Мичуринской медалью11. И эту награду Аркадий Павлович считал наивысшей за всю свою творческую жизнь.

1 Иван Виниченко. Доктор Бирюков улучшает природу.— Советский Союз (на англ. яз.), 1956, № 3.

2 Арк. Бирюков. Как я стал садоводом. Шадринск, 1946, с. 9, 11.

3 А. Шмаков. Цветут сады на Урале.— Челябинск: ЮУКИ, 1965, с. 25—26.

4 И. В. Мичурин. Как выращивать на Урале плодовые деревья. (Ответ на письмо челябинского садовода). Собр. соч., т. 4, М.: Сельхозгиз, 1948, с. 171 — 176.

5 Гор. Мичуринск Тамбовской области до 1932 г. назывался Козлов. Переименован в честь И. В. Мичурина.

6 ШФ ГА КО, ф. 1043, оп. 1, д. 3.

7 Там же, д. 391.

8 В. Першинский. Ученик и последователь Мичурина.— Шадринский рабочий, 1945, 4 ноября.

9 М. А. Лисавенко. По мичуринскому пути. Барнаул, 1950, с. 42.

10 С. С. Берлянд. Как создаются сорта культурных растений. М., 1960, с. 20.

11 Медаль Мичурина хранится у вдовы садовода Александры Васильевны Бирюковой.