Герб Шадринска
Шадринск, Зауралье, История края
ООО " Дельта Технология"
пресс-формы изготовление пресс-форм. литьевые формы. ПЭТ формы.
Модельные комплекты. Стержневые ящики. Кокиля. Формы для литья по выжигаемым, выплавляемым моделям.
<<Предыдущая страница Оглавление книги Следующая страница>>

Имен связующая нить

Поиски фактов литературного прошлого приводят к различным источникам, но одним из главных являются книги. Меня всегда интересовало описание или даже простое упоминание нашего города в русской и советской литературе. И здесь открывается интересное направление поиска, на котором порой встречаются самые неожиданные литературные имена.

Оказывается, еще когда первый русский революционер и писатель Александр Николаевич Радищев возвращался из ссылки, то в «Дневнике путешествия из Сибири» в 1797 году записал: «В Белоярском, пошумев с пьяными мужиками, поехали до Косулиной — 24 версты. Тут стоит на станке сержант. Дорога идет надвое на Шадринск и Камышлов. От военной команды были больные».

Возможно, что именно тогда, в конце далекого восемнадцатого столетия, наш город был впервые упомянут в русской литературе и занесен в ее золотые анналы рукою выдающегося россиянина.

Краевед А. Ф. Коровин из того самого села Белоярского, по которому когда-то проезжал Радищев, сообщил, что среди корреспондентов великого сатирика Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина был шадринец Яшин. Сразу видно, что не коренная шадринская фамилия. Может быть, он из учителей или чиновников? Почему он писал Салтыкову-Щедрину и о чем? Начинаю листать архивные справочники, не мелькнет ли что-либо о шадринском корреспонденте...1

Шадринцы ревниво следят за публикациями об их родном городе. И порой небезуспешно. В 1969 году научные сотрудники краеведческого музея обнаружили в одном из номеров журнала «Вопросы литературы» сатиру М. М. Зощенко «Музейная достопримечательность», написанную на шадринском материале2.

И нас уже волнует вопрос — был ли Михаил Зощенко в Шадринске или написал сатиру по письму какого-то корреспондента, а может быть, по устному рассказу знакомого?

Как-то В. И. Юровских рассказывал, что повесть московского писателя Виктора Авдеева «Новый корректор» написана на местном материале, в ней идет речь о редакциях двух газет — городской и районной. Действительно, в Шадринске с 1943 года выходят две газеты, но был ли сам автор, известный советский писатель, повесть которого «Гурты на дорогах» в свое время проходили в средней школе, в зауральском городе?

Оказывается, был, и вместе с поэтом Сергеем Васильевым. Об этом помнил Я. П. Власов.

— Писатели жили в старом здании гостиницы «Урал»,— сообщил он,— там же я встречался с ними.

О приезде двух московских писателей в Шадринск в январе 1946 года писала и местная газета. Мастера литературы встречались с мастерами труда и учащейся молодежью. Так, 7 января С. Васильев, выступая перед партийным активом города, рассказал о творчестве советских писателей в дни Великой Отечественной войны, а также читал свои стихи3.

Я. П. Власов приходил в гостиницу «Урал» с рукописью своей повести «На берегах Исети». Прочитав ее, Виктор Авдеев отозвался о ней положительно, отметил и недостатки. О ней он вспомнил и позднее, когда 5 мая 1948 года писал дарственную надпись Власову на книге «Гурты на дорогах»:

«Я отлично помню Вас и Ваш роман о гражданской войне. Вы человек несомненно способный, и я от души желаю Вам продолжать свою литературную деятельность»4.

Собирая материал о скульпторе Шадре, я несколько раз встречал в них фамилию Краснов. Так, в книге «Записки уральского краеведа» В. П. Бирюков пишет: «Следующая встреча с Иваном Дмитриевичем у меня была в 1918 году. Он приехал в Шадринск и читал здесь публичную лекцию «Памятник мировому страданию», демонстрируя рисунки на эту тему. Вступительное слово говорил шадринец, писатель Краснов».

Писатель сотрудничал в местной газете, помещая в ней театральные рецензии и стихи. В частности, напечатал стихотворения «Раздвинулись плавно лиловые шторы...» и «Волны». Судя по газетным материалам, с Шадром Краснов в то время был дружен.

Так, 8 августа они принимали участие в традиционном студенческом вечере, а в другой раз Иван Дмитриевич выступал на «Вечере лиры» своего земляка, проходившего, видимо, в театре общества приказчиков.

«Иванов-Шадр,— говорится в газетной информации,— в своем действительно прекрасном вступительном слове высказал сожаление, что в этот вечер не удалось поставить новое произведение Юграк-Краснова «Крушение идола». В первой части вечера ставилась пьеса другого автора, а во второй поэт читал свои стихи».

Знакомство с писателем-земляком мы продолжили на страницах небольшой книжечки Н. В. Здобнова «Материалы для сибирского словаря писателей», изданной в Москве в 1927 году. Поэт и беллетрист Ф. А. Краснов в то время также проживал в Москве, а родился он в Шадринске в 1897 году. В 1923 году в столице была издана его книжка «Поезд с золотом», в которой рассказывается об интересном событии периода гражданской войны в Сибири, а в 1925 году в Свердловске вышла книжка «Алапаиха», посвященная первой русской революции.

К сожалению, наши сведения о Краснове в дальнейшем ничем не пополнились, но зато мы узнали о других писателях.

Несколько лет назад краевед из города Сухой Лог Е. Ф. Григорьев прислал письмо, в котором сообщал, что в Шадринске когда-то жила поэтесса Ксения Некрасова: она училась в агропедагогическом техникуме в 1930 году.

 

И вот я листаю пожелтевшие и пыльные дела техникума в надежде найти в них сведения о Ксении Некрасовой. И таковые нашлись. К. А. Некрасова училась на первом курсе отделения политпросветработы. Она не отличалась усидчивостью, однако первый семестр закончила нормально, а во втором ей рекомендовали обратить внимание на изучение обществоведения, географии и русского языка. Отмечено также, что она выделяется углубленной усвояемостью предметов5.

Здесь, в Шадринске, Ксения по-настоящему увлеклась поэзией. На клочках бумаги писала стихи, тогда же была написана строка «Гудит колокол партии Ленина».

Надо сказать, что состояние здоровья поэтессы было неважным, поэтому врачи рекомендовали сменить профессию и перевестись «в литературный техникум сообразно с проявленной склонностью к литературному искусству».

После первого курса из Шадринска Некрасова уехала. В 1976 году после публикации в газете «Советское Зауралье» моей статьи о поэтессе я получил письмо из Кургана от Г. Н. Романовой, которая утверждает, что Ксения училась в Шадринске не только в техникуме, но и в начальных классах. А недавно отыскалась фотография, на которой она, действительно, запечатлена со своими одноклассниками.

Интересными воспоминаниями поделилась о Некрасовой ветеран культурно-просветительной работы А. М. Сереброва:

— Хорошо помню Ксению Некрасову. Познакомились мы в библиотеке. Она приходила к нам домой — мы жили тогда в военкомате. Читала стихи Есенина, а потом свои стихи.

Роста была небольшого, молодая, и я бы сказала, симпатичная. Родителей у нее не было, и я всегда старалась ее угостить...

Творческое наследие поэтессы не велико, но, как говорится, мал золотник, да дорог. Ее стихи ценили такие мастера литературы, как Николай Асеев, Анна Ахматова, Алексей Толстой, Александр Фадеев, Степан Щипачев.

Ксению Некрасову шадринцы «открыли» недавно и примерно в это же время стало известно еще об одном писателе, связанном с нашим городом,— о Владимире Волоскове.

Он родился в 1927 году, а в 1955-м, работая начальником гидрогеологической партии в окрестностях Далматово, получил тяжелую травму, приковавшую его к постели. Теперь писателя уже нет в живых.

Героями его книг были в основном солдаты и рабочие. Произведения В. В. Волоскова «Черемушка», «Мишка Кайнозой», «На перепутье», «Сыч», «Где-то на Северном Донце», «Синий перевал» известны широкому кругу читателей, причем некоторые из них издавались не только на Урале, но и в Москве, а книга «Операция продолжается» издана в Чехословакии и Венгрии.

Владимир Волосков Шадринск знал хорошо и приезжал сюда неоднократно, так как в доме по улице Володарского, 8 жила сестра писателя Аида Васильевна. Она работала преподавателем педагогического института, занималась научно-исследовательской работой. В частности, была одним из составителей «Словаря говоров Среднего Урала», издающемся и теперь Уральским университетом. А ряд научных статей А. В. Волосковой опубликован в сборниках.

Мне не удалось записать ее воспоминания о брате, и эта возможность теперь утрачена навсегда. С большой теплотой вспоминал о приездах Владимира Волоскова в город художник Олег Луцкий. По его словам, это был интересный собеседник, весельчак, преданный друг. Любил природу, охоту...

В обширной библиотеке А. В. Волосковой книги брата стояли на почетном месте. Ее библиотека представляла немалый интерес для филолога-лингвиста. Наряду со специальной литературой здесь встречались довльно-таки редкие издания.

Как-то хозяйка показала том стихов поэта Сергея

Городецкого «Ярь», изданный в Петербурге еще в 1910 году. На книге был автограф — «Дорогому и любимому Василию Васильевичу Матэ от преданного нежно Сергея Городецкого. 3.11.911».

Находка автографа наводит на мысль, что подчас мы и не подозреваем, что реликвию можно обнаружить в соседнем доме.

И между прочим, надо заметить, что в Шадринске во время Великой Отечественной войны хранилось много литературных реликвий — целое отделение Государственного литературного архива — так тогда назывался современный ЦГАЛИ.

Он был создан в марте 1941 года, а уже в июле первый эшелон бесценных материалов отправили в Саратов, спасая от войны. В 1942 году материалы были переправлены в Шадринск. Но к этому времени город был буквально перегружен от эвакуированных промышленных предприятий, детских учреждений и других организаций. Поэтому для архива не нашлось более подходящего помещения, чем бывший склад для зерна. А где зерно, там и грызуны. Работникам архива пришлось вести неутомимую борьбу с вредителями ценных бумаг. Когда с грызунами кое-как управились, появилась новая забота — с наступлением тепла в складе стало сыро. Поэтому архивисты, спасая, например, «Окна РОСТА» Маяковского, вывешивали листы во дворе и сушили, «как белье на солнце». Впоследствии литературный архив был перевезен в Барнаул6.

Заканчивая рассказ о некоторых фрагментах литературного прошлого Шадринска, хочется сказать, что эта тема еще таит в себе много находок, и мы приглашаем к поиску молодых исследователей.

1 В письме автору от 24 декабря 1985 г. А. Ф. Коровин сообщал, что Василий Викторович Яшин писал М. Е. Салтыкову-Щедрину письмо от 25 августа 1887 года, в котором просил, чтобы писатель и дальше боролся с учением Толстого. Но ответа на это письмо не обнаружено. В. В. Яшин жил в доме купца В. А. Голдобина.

2 М. М. Зощенко. Музейная достопримечательность.— Вопросы литературы, 1969, № 9, с. 236.

3 Встреча с поэтом Васильевым.— Шадринский рабочий, 1946, 9 января.

4 ШФ ГАКО, ф. 1005, оп. 1, д. 208.

5 ШФ ГАКО, ф. 461, оп. 1, д. 65, л. 55.

6 А. А. Евсеева, Э. Р. Коган. Встречи с прошлым. М.: Сов. Россия, 1978, с. 423—428.