Герб Шадринска
Шадринск, Зауралье, История края
ООО " Дельта Технология"
пресс-формы изготовление пресс-форм. литьевые формы. ПЭТ формы.
Модельные комплекты. Стержневые ящики. Кокиля. Формы для литья по выжигаемым, выплавляемым моделям.
<<Предыдущая страница Оглавление книги Следующая страница>>

Со дня возникновения

Из краеведческой ленинианы

Посылки с ленинской «Искрой». Подчас случается такое, что даже видавшие виды музейные работники бывают удивлены. Так случилось, когда была обнаружена пишущая машинка из канцелярии Исполнительного комитета Шадринского уездного Совета рабочих, крестьянских, солдатских депутатов, преспокойно стоявшая на полке фондовых стеллажей лет шестьдесят...

Но настоящий «фурор» произвел дар музею жительницы Шадринска Нины Александровны Марковой — две жестяные банки из-под конфет, с которыми была связана удивительная история. Банки эти, цилиндрической формы, хорошо сохранившиеся, а на одной из них четкая надпись: «Кондитерская фабрика торгово-промышленного товарищества Т. А. Афониной в Екатеринбурге». Им уже более восьмидесяти лет, они были своеобразными контейнерами для нелегальной пересылки ленинской газеты «Искра» из Екатеринбурга в Шадринск.

В начале девятисотых годов в Шадринской уездной земской управе работал агроном Георгий Серков, организовавший в августе 1903 года социал-демократический кружок в городе. В эту нелегальную организацию входили рабочие мастерской по изготовлению и ремонту сельскохозяйственных машин А. С. Григорьев, Д. А. Чупов, М. П. Лебедев, агроном В. А. Николев, техник маслоделия И. Д. Уньт и другие. Г. С. Серков и был связан с екатеринбургскими социал-демократами, которые снабжали его нелегальной литературой. Кроме того, у шадринцев был свой гектограф, на котором они печатали прокламации.

В своей революционной работе Георгий Семенович опирался не только на товарищей-единомышленников, но и на определенный круг знакомых, которым, безусловно, доверял.

Вот что вспоминал о встрече с Серковым старый большевик Б. Е. Горбовицкий, работавший в начале девятисотых годов в шадринской аптеке: «Передо мной сидел человек выше среднего роста, с темно-русой бородкой, добродушным лицом, внимательными глазами. На нем — черный сюртук, белая сорочка с галстуком. Одним словом, типичный русский интеллигент. Он принял меня приветливо, угостил чаем. Я поделился с ним своими мыслями, наблюдениями. Он меня слушал внимательно, не перебивал. Помню, сказал:

— Не гоняйтесь за какими-то особо большими делами. Начинайте с малого. Помните: кое-что и Вы можете сделать»1.

А вскоре Горбовицкий стал доставлять революционерам материалы для гектографа.

С чувством большой признательности прочитали мы эти воспоминания, так как подобные материалы о первых социал-демократах в нашем городе крайне редки.

Итак, кружок Серкова развернул свою деятельность, в основном, пропагандистскую, но кое-какие сведения о ней стали известны царской охранке. В городе в то время было четыре жандарма, которые действовали с помощью провокаторов. Видимо, провокатор внедрился и в кружок Г. С. Серкова, потому что был арестован агроном Николев2.

Это сильно встревожило Георгия Семеновича. А так как в помещении земской управы, в его рабочем столе хранилась нелегальная литература, а возможно, и нераспространенная «Искра», агроном поспешил туда. Он быстро собрал всю литературу, бросил ее в печку, поджег и ушел, чтобы предупредить товарищей по борьбе. Но так как Серков сильно нервничал и торопился, то забыл открыть трубу. По помещению пошел дым, и это могло бы кончиться большими неприятностями, но, к счастью, первым к печке подбежал молодой сотрудник управы Александр Марков, догадавшись, в чем дело, он срочно открыл трубу... После этого случая Г. С. Серков стал давать юноше поручения.

А теперь обратимся к книге известного уральского краеведа Владимира Павловича Бирюкова «Исторические сказы и песни», изданной в Челябинске в 1949 году. На страницах 64—65 помещен рассказ «Как «Искру» пересылали», записанный составителем 3 мая 1938 года со слов бухгалтера Шадринского мясоптицекомбината Александра Алексеевича Маркова, того самого, что когда-то оказал немаловажную услугу Серкову.

«Нелегальную литературу,— рассказывал очевидец,—они (Г. С. Серков и В. А. Николев.— Л. О.) получали по почте из Екатеринбурга. Для этого пользовались адресами своих знакомых, которые ни в чем не были замечены. Между прочим, Серков обратился с просьбой ко мне, чтобы получать посылки на мое имя. Я согласился. Раз я получил повестку на посылку. Прихожу за ней на почту. А начальником почтовой конторы был тогда Фрейбург — большая такая борода на обе стороны. Увидел меня, смеется:

— Кто это вам посылку с карамелью посылает?

— Знакомые,— говорю.

В самом деле посылка — круглая жестяная банка с карамелью, зашитая в материю.

— Угостите,— говорит.

Я как-то отговорился. Расписался, получил и пошел к Георгию Семеновичу. Он увидел, обрадовался:

— Вот хорошо!

Живо взял, вскрыл, высыпал карамель на стол. Ее было насыпано только сверху. А из-под карамели стал вытаскивать туго свернутую бумагу: брошюрки, листовки и несколько номеров «Искры». Напечатана она была на тонкой папиросной бумаге. Как сейчас помню: «Искра» — орган Российской социал-демократической рабочей партии». А сверху: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» И под этим: «Из искры возгорится пламя».

Вместе с литературой конспиратор получил и шифрованное письмо. Впоследствии посылки приходили еще, но до тех пор, пока царские ищейки не заинтересовались Марковым. Георгий Семенович сразу же предупредил своих коллег в Екатеринбурге, и посылки «с карамелью» прекратились.

Нина Александровна, передавшая банки в музей,— дочь Александра Алексеевича Маркова. «Контейнеры» долгое время хранились в амбаре, отец как-то рассказал об их истории... Сейчас эти предметы музейного значения выставлены в экспозиции.

Документы к автографу Ильича. В Шадринском городском краеведческом музее экспонируется ксерокопия документа «Собственноручные подписи вождей Российской коммунистической партии, данные Шадринскому научному хранилищу Уральского университета». А под этим заголовком — известный всему миру автограф:

«В. Ульянов (Ленин) 7.VI.1921».

Это, вероятно, единственный, или, в крайнем случае, один из немногих автографов Ильича, данных им музейному учреждению.

Идея получить автограф Владимира Ильича родилась весной 1921 года у директора Шадринского научного хранилища Владимира Павловича Бирюкова. Надо сказать, что в те годы шадринский краевед бывал нередко в Москве и вот, собираясь на краеведческий съезд, он задумал достать для музея автограф В. И. Ленина, а если удастся — то и других деятелей Коммунистической партии.

Своими мыслями Бирюков поделился с работникам уездного исполнительного комитета, и здесь его горячо поддержали, а чтобы идея осуществилась наверняка, снабдили документом, содержание которого несколько лет назад стало известно научным сотрудникам Шадринского госархива. В бумагах уездного исполкома они нашли корешок мандата, который позволяет конкретнее представить историю появления ленинского автографа.

«Предъявитель сего,— говорилось в документе,— директор Шадринского научного хранилища Уральского государственного университета Бирюков Владимир Павлович, делегированный Екатеринбургским губполитпросветом на I Всероссийский съезд краеведения и экскурсионного дела в Москву, имеет также своей задачей и собирание автографов вождей Российской Коммунистической партии для музея Шадринского научного хранилища.

Шадринский исполнительный комитет и уездный комитет РКП (большевиков) просят все советские учреждения, должностных и частных лиц оказывать тов. Бирюкову всяческое содействие»3.

Мандаты в те трудные годы были просто необходимы для решения многих дел, но В. П. Бирюков отправился в Москву не с одним этим документом, а еще и с рекомендательным письмом заведующего Шадринским уездно-городским отделом коммунального хозяйства, делегатом VII Всероссийского съезда Советов Ф. М. Брусянина к заведующей отделом правовой защиты детей Наркомпроса РСФСР Ю. А. Наумовой, которая и должна была помочь шадринцу в получении автографов.

Причем Брусянин вызвался написать письмо, а с Наумовой он был знаком со времен солдатской службы и считал ее своей духовной матерью, открывшей простому солдату основы марксистского учения. Федор Михайлович не сомневался, что краеведу помогут, в чем, собственно, и не ошибся.

Ю. А. Наумова приняла горячее участие в деле Бирюкова. Она направила его со своей рекомендательной запиской к Анне Ильиничне Елизаровой-Ульяновой, с которой была хорошо знакома. В неисчерпаемом архиве уральского краеведа и по сей день хранится эта записка:

«Глубокоуважаемая Анна Ильинична! Направляю к Вам т. Бирюкова с поручением от Шадринского комитета партии. Никто лучше Вас не может помочь ему в выполнении возложенного на него партией поручения. Простите, что направляю, не заручившись Вашим разрешением, но все мои попытки дозвониться к Вам не увенчались успехом. Очень прошу Вас не отказать принять его. С товарищеским приветом

6/VI—21 Ю. Наумова»4.

Анна Ильинична, узнав о поручении, данном Бирюкову, тут же позвонила в Кремль, но Владимира Ильича в кабинете не оказалось. Однако, чтобы не терять времени, Владимир Павлович оставил лист для автографов А. И. Елизаровой-Ульяновой в надежде, что она увидит Ленина, и получил приглашение зайти к ней еще.

На второй же день, то есть 7 июня, шадринский лист, переданный Анной Ильиничной через секретаря председателя Совнаркома Л. А. Фотиеву, лежал на рабочем столе В. И. Ленина, и он написал на нем свой автограф.

Не зная об этом, посланец Шадринска пришел к Анне Ильиничне 8 июня. Снова звонок в Кремль и снова Владимира Ильича нет в кабинете. Следующий визит Бирюкова к сестре Ленина состоялся 10 июня, но Владимира Ильича опять не было на месте.

А между тем лист с автографом находился у секретаря Фотиевой. В приемной ждали, что за документом кто-то зайдет, но никто не приходил, и Лидия Александровна убрала автограф в укромное место.

После смерти Владимира Ильича все его документы, записки, автографы передали в Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. Попал туда и автограф для шадринцев.

А Владимир Павлович, видимо, думал, что его лист не попал к Ленину. И между прочим, так разжалобил Анну Ильиничну, что она подарила ему конверт от письма брата. Таким образом, задание Шадринского укома и уисполкома было выполнено5.

Прошло много-много лет. Бирюков живет в Свердловске, трудится над созданием своего последнего детища — Уральского архива литературы и искусства. Приближается столетие со дня рождения Владимира Ильича. В Кургане готовится к печати сборник документов и материалов «Ленин и Южное Зауралье». Заведующий партархивом Курганского обкома партии В. И. Гусев, работая над материалами сборника в Институте марскизма-ленинизма, знакомится с ленинскими документами. И вдруг обнаруживает знаменитый теперь автограф.

Когда шадринцы узнали об этом — все были очень взволнованы, а мне не терпелось сообщить быстрее о находке самому Владимиру Павловичу...

И вскоре пришел ответ. Судя по нему, Владимира Павловича это сообщение взволновало. «Спасибо за письмо с сообщением об анкете6,— писал он 24 июня 1969 года,— заполненной Ильичем. Впервые «слышу» от Вас (читаю, конечно!), так как до сих пор никто мне не говорил. Предполагаю, что анкету переслали по приказу Ильича в Шадринский уком РКП (б) и теперь ее там нашли».

В настоящее время автограф Ильича хранится в Центральном партийном архиве в Москве, а в Шадринском краеведческом музее экспонируется ксерокопия этого документа.

1 Б. Горбовицкий. О событиях 1905 года.— Шадринский рабочий, 1975, 2 ноября.

2 Агроном В. А. Николев был арестован с большим коли-чеством нелегальной литературы.— В. П. Бирюков. Словарик уроженцев и деятелей Шадринска, с. 32.

3 ШФ ГАКО, ф. 168, оп. 1, д. 101, л. 112.

4 Каменный Пояс. Челябинск: ЮУКИ, 1981, с. 242—243.

5 В. П. Бирюков. За автографом В. И. Ленина.— Записки уральского краеведа. Челябинск: ЮУКИ, 1964, 9—12.

6 В. П. Бирюков называет лист для автографов анкетой. Когда он работал в научном хранилище, там создавался биографический отдел, для которого были отпечатаны специальные анкеты. Вот, наверно, поэтому он и говорит об анкете для В. И. Ленина.